В Мособлдуме одними из первых среди остальных региональных заксобраний ответственно подошли к подготовке законопроекта

В то время как в других субъектах Российской Федерации под эгидой борьбы со снюсом запрещают всю бестабачную никотиносодержащую продукцию, потребляемую способами отличными от курения (!), ставя под угрозу запрета ЭСДН, в Мособлдуме приложили всего лишь немного усилий, и расставили всё по своим местам.

Законопроект 1401па «Об установлении на территории Московской области ограничения розничной продажи несовершеннолетним изделий, предназначенных для потребления никотина способами, отличными от курения табака, содержащих никотин, в том числе бестабачных жевательных смесей и (или) пищевых продуктов, содержащих никотин» содержит следующее определение:

«

«Статья 2

Для целей настоящего Закона используются следующие основные понятия:

 потребление никотина способами, отличными от курения табака – жевание, сосание бестабачных жевательных смесей и (или) пищевых продуктов (конфеты, леденцы, мармелад, пастилки и иные изделия в виде сладостей), содержащих никотин;

никотиносодержащая продукция — изделия, содержащие никотин, предназначенные для потребления никотина способами, отличными от курения табака с целью получения никотина потребителем.»

Спасибо большое законодателям Московской области за разумный и ответственный подход к законотаорчеству!

Ранее СПИНИ направлял в законодательные собрания и исполнительные органы Субъектов Российской Федерации обращения с просьбой уточнить формулировки принятых законов с целью исключить возможность запрета ЭСДН и жидкостей для них наряду с иной бестабачной некурительной продукцией.

Аналогичные обращения направлялись и Федеральные органы власти. Вот текст одного из таких обращений:

«

19 декабря 2019 года Губернатором Ни подписан Закон Нижегородской Области № 166-З «О запрете оборота на территории Нижегородской области бестабачной никотиносодержащей продукции, предназначенной для потребления никотина способами, отличными от курения табака», вступающий в силу с 1 января 2020 года.

В соответствии со статьёй 1 «Предмет правового регулирования настоящего Закона» вышеуказанного Закона, в целях защиты прав граждан на жизнь и охрану здоровья устанавливается запрет на территории Нижегородской области оборота бестабачной никотиносодержащей продукции, предназначенной для потребления никотина способами, отличными от курения табака.

На основании статьи 2 «Понятие, используемое в настоящем Законе», для целей вышеуказанного Закона используется следующее понятие:

«бестабачная никотиносодержащая продукция — продукция, содержащая никотин и предназначенная для потребления никотина любым способом (за исключением табачных изделий и лекарственных средств, зарегистрированных в соответствии с законодательством Российской Федерации) …».

Аналогичные законопроекты с аналогичным названием, дословно повторяющие текст закона Нижегородской области, внесены на рассмотрение Собраний Законодателей или готовятся к внесению в некоторых других субъектах Российской Федерации, например законопроект  #12823-06 в Курской области или законопроект №218/6704-19 в Оренбургской области.

Такая формулировка предмета регулирования вызывает ряд вопросов.

Во-первых, почему запрещается именно бестабачная продукция? По заявлению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «табак по своей природе токсичен и даже в своей естественной форме содержит канцерогены». Именно на снижение потребления табака направлены действия участников Рамочной конвенции по борьбе с табаком (РКБТ), в том числе подписанной Российской Федерацией.

Наряду с некоторыми другими растительными алкалоидами, потребляемыми человеком, производная табака никотин вызывает физическую зависимость. А курение как основной вид его потребления, помимо пагубного влияния на здоровье человека, вызывает еще и глубокую психологическую и социальную зависимость.

Во-вторых, почему запрещается именно никотиносодержащая продукция, предназначенная для потребления никотина способами, отличными от курения табака? Наибольшая опасность никотина как раз заключается именно в его традиционном способе потребления человеком, а именно во вдыхании дыма сжигаемого табака. Табачный дым, образующийся в процессе сгорания табака при курении, содержит в себе более 4000 химических элементов и соединений, в том числе системные яды, канцерогенные и мутагенные вещества. Помимо этого именно табачный дым наносит наиболее высокий вред «пассивного курения» окружающим.

Эти два вопроса отражают возникающую озабоченность поверхностным подходом к формулированию регуляторных норм региональными законодателями, без должного внимания относящихся к изучению предмета регулирования.

В условиях развития науки и технологий в качестве альтернативы опасной привычки табакокурения появляются различные виды бездымных никотиносодержащих средств, медицинского и немедицинского назначения, представляющих собой как табачную продукцию, так и продукты, не содержащие табака.

Виды потребления такой продукции различны.

Это препараты, предназначенные для доставки никотина в организм парентеральным путем, например, по аналогии с традиционным курением, ингаляционно (ЭСДН (электронные системы доставки никотина), СНТ (системы нагрева табака), спреи и т.д.), или трансдермально (никотиновые пластыри).

Также существуют препараты для энтерального введения никотина, применяемые перорально (таблетки, пастилки, жевательные резинки, жевательный табак, никотиносодержащие леденцы), сублингвально или трансбуккально (снюс, насвай, бетель и т.д.), назально (нюхательный табак).

Рост предложения новых видов никотиносодержащей продукции требует от законодательной и исполнительной власти пристального внимания к появлению таких продуктов и оперативного введения регуляторных норм производства и оборота такой продукции.

Однако, как показывает практика, спешный запрет тех или иных товарных категорий не столь эффективен, и может привести к появлению контрафактной и кустарной продукции, эрзацев запрещённого товара, а также повлиять на легальный оборот других товарных категорий.

Так, например, на территории большинства стран ЕЭС запрещен табачный снюс, измельчённый табак, предназначенный для рассасывания. В то же время, к обороту на европейском рынке, как и в России, разрешены другие виды табака энтерального применения, например жевательный или нюхательный табак.  

Федеральным законом от 30.12.2015 N 456-ФЗ в Федеральный закон от 23.02.2013 N 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» внесены изменения, запрещающие оптовую и розничную торговлю насваем и табаком сосательным (снюсом).

Вскоре после запрета табачного в России появился бестабачный снюс, называемый «никотиновые пеки», представляющий по сути эрзац запрещённого законом продукта.

Кроме того, начали распространяться пищевые продукты с содержанием никотина (леденцы, пастилки, жевательная резинка).

Отсутствие надлежащего технического регулирования такой продукции привело к появлению продуктов энтерального применения с недопустимо высоким содержанием никотина, вызывающим эффект схожий с токсикоманией и представляющий серьёзную угрозу для здоровья.

Являясь продуктом «скрытого» потребления, эти «изделия» стали инструментом активного вовлечения недобросовестными дельцами несовершеннолетних в пагубное потребление никотина.

В сложившейся ситуации установление запрета на оборот никотиносодержащей продукции энтерального применения, изначально выпускаемой как аналог продукта, запрещенного законом, как минимум, до введения понятийного аппарата, необходимого для формирования норм регулирования, видится более чем обоснованным.

Однако, исходя из формулировки предмета регулирования Закона Нижегородской области от 19.12.2019 №166-З, запрету подлежит любая бестабачная никотиносодержащая продукция.

Под такое определение подпадают и электронные системы доставки никотина (ЭСДН).

В отношении этой продукции в мире существует достаточная доказательная база сниженного вреда для здоровья человека по сравнению с курением.

На этот вид продукции установлен Национальный Стандарт ГОСТ Р 58109-2018 «Жидкости для электронных систем доставки никотина. Общие технические условия».

Данная продукция относится к категории подакцизных товаров, определенных п.п. 15 и 16 Статьи 181 Части Второй Налогового Кодекса Российской Федерации.

Появившись на мировом рынке более десяти лет назад, электронные системы доставки никотина (ЭСДН) сформировали самостоятельную товарную категорию, легальную на территории Российской Федерации, начавшую составлять конкуренцию рынку традиционной табачной продукции.

Именно с момента, когда эти устройства стали заметным явлением на мировом рынке, начали и продолжают предприниматься многочисленные попытки манипулирования общественным сознанием, направленные на запугивание рядовых обывателей и создание в их сознании негативного отношения к использованию менее вредного по сравнению с традиционным курением средства доставки никотина.

В условиях, когда традиционное курение является общественно принятым явлением, любые дезинформация и искажения фактов даже не требуют предоставления сколь бы то ни было серьёзных доказательств для «демонизации» в сознании людей явления использования вновь появившихся в обществе электронных систем доставки никотина (ЭСДН, электронных сигарет, «вейпов»). К сожалению, в этот процесс были неосознанно втянуты многие общественные и политические деятели, государственные структуры и общественные организации.

Интенсивное развитие рынка электронных систем доставки никотина и других инновационных никотиносодержащих продуктов, например систем нагревания табака, привело к тому, что некоторое время отсутствовало должное регулирование этой продукции, даже на уровне самих участников рынка, приведшее к вовлечению несовершеннолетних к этому виду потреблению никотина. Отсутствие сформировавшихся в их сознании правил общественного поведения привело к тому, что использование инновационной никотиносодержащей продукции не только могло нанести вред их здоровью, но и стало инструментом девиантного поведения, вызвавшего еще большую отрицательную реакцию в отношении «вейпинга» (использования электронных сигарет).

Однако общественное недовольство и понимание недопустимости вовлечения несовершеннолетних в процесс потребления не только табака, но и любой никотиносодержащей продукции привело к тому, что на основе саморегулирования еще до введения каких либо федеральных или местных законодательных ограничений участники рынка пришли к негласным нормам запрещающих продажу ЭСДН несовершеннолетним, что в том числе в подавляющем большинстве указывается на упаковке такой продукции, а в розничных точках проводится возрастная валидация по предъявлению паспорта.

В настоящее время на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации находится законопроект № 119575-7, предполагающий среди прочего введение регулирования в части охраны здоровья граждан от последствий использования электронных курительных изделий, включая ЭСДН, системы нагревания табака и кальяны.

Принятие местных законов субъектами Российской Федерации с использованием приведённых выше, или схожих с ними, формулировок может привести к ущемлению рыночной позиции существующей товарной категории инновационных никотиносодержащих продуктов, нарушению свободы конкуренции и созданию преимуществ традиционной табачной продукции, которые могут привести вновь к укреплению рыночных позиций курительного табака, нейтрализации предпринимаемых усилий по борьбе с курением, рецидивам традиционного табакокурения и увеличению зависимых от пагубной привычки.

Прошу Вас оказать Ваше посильное содействие в разрешении сложившейся ситуации, корректировке принятых и принимаемых в Субъектах Российской Федерации законодательных актов в отношении никотиносодержащей продукции и исключения электронных систем доставки никотина и жидкостей для них из предмета регулирования запрещающих законов.».

»

Добавить комментарий