Актуальные вопросы: Общая ситуация со снижением вреда табака

Опубликованный британским агентством общественного здравоохранения Knowledge Action Change (KAC) доклад , демонстрирует крайнюю необходимость расширения масштабов снижения вреда табака, что позволит курильщикам перейти на более безопасные никотиновые продукты, искореняя дым, вызывающий смерть и болезни.

Скачать

Введение

Снижение вреда табака

Центральной темой настоящего доклада, закрепленной во многих международных договорах, является всеобщее право на здоровье, в том числе для тех, кто по тем или иным причинам продолжает вести образ жизни, сопряжённый с риском. Снижение вреда (Harm Reduction) относится к целому ряду прагматичных стратегий, правил и действий, которые либо снижают риски для здоровья, предоставляя более безопасные формы продуктов или веществ, либо поощряют менее рискованное поведение. Снижение вреда не фокусируется главным образом на искоренении продуктов или моделей поведения. Гуманный ответ, напротив, заключается в снижении рисков, тем самым позволяя людям выжить и жить лучше – в данном случае через доступ к менее опасным никотиновым продуктам (safer nicotine products — SNP), призванных поощрить людей к отказу от сигарет, одного из самых опасных способов потребления никотина.

Глобальная проблема курения не ослабевает,
но в некоторых странах есть проблески надежды

Image: Obby RH on Unsplash

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) не пересмотрела в сторону понижения свою оценку того, что один миллиард жизней может быть потерян из-за болезней, связанных с курением, к концу столетия. Это эквивалентно совокупному населению Индонезии, Бразилии, Нигерии, Бангладеш и Филиппин, умирающему от COVID-19. И хотя уровень ежедневного курения среди взрослых снизился во всем мире, в некоторых странах темпы его снижения замедлились. В других странах число курильщиков увеличилось, часто из-за роста численности населения. Самые высокие зарегистрированные уровни курения имеют место главным образом, но не исключительно в странах с низким и средним уровнем дохода (Low and middle-income countries — LMIC), которые, следовательно, несут на себе самое тяжелое бремя болезней и смертности. Существует 22 страны, в которых 30 и более процентов взрослого населения в настоящее время являются курильщиками. Эти страны включают в себя тихоокеанские острова, такие как Кирибати и Соломоновы острова, несколько европейских стран, включая Сербию, Грецию, Болгарию, Латвию и Кипр, Ливан
на Ближнем Востоке и Чили в Южной Америке.

По приблизительным оценкам, общее число курильщиков в мире – 1,1 миллиард – остается неизменным, оно такое же, как и в 2000 году, и прогнозируется таким же в 2025 году, с преобладанием бедных и маргинализированных групп, особенно в LMIC. ВОЗ продолжает выражать озабоченность по поводу того, что неослабевающий уровень курения подорвет достижение Целей устойчивого развития (Sustainable Development Goals) и приведет к тому, что целевые показатели по снижению уровня неинфекционных заболеваний к 2030 году будут упущены. Таким образом, очевидно, что недостаточно традиционных мероприятий по борьбе против табака, выработанных в рамках исполнения Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака (РКБТ). Поэтому политику снижения вреда табака (THR) следует рассматривать как дополняющую, а не враждебную снижению глобальной смертности и заболеваемости от курения. Проблеск надежды видится в том, что некоторые страны приняли более инклюзивный подход к THR как части общей
стратегии по созданию мира, свободного от табачного дыма.

Разработка новых продуктов…

Image: Antonin FELS on Unsplash

Инновационная продукция вновь и вновь предлагает взрослым потребителям широкий выбор способов избежать курения. Истоки вейпинга лежали вне орбиты табачных транснациональных
корпораций, и творческий прорыв, вызванный этим, был подчеркнут успехом JUUL, который с 2018 года быстро обогнал своих конкурентов. Некоторые из ранних маркетинговых решений JUUL для молодых
взрослых на рынке курения явно вызвали споры, но продукт дал новый опыт в потреблении никотина, который многие искали на в расширившемся рынке продуктов для взрослых потребителей. Устройства для вейпинга, и без того незаметные и простые в использовании, становятся технологически более сложными, что делает термин «электронная сигарета» все более избыточным. Все больше компаний участвуют в разработке нагреваемых табачных изделий (ИНТ), одновременно с этим всё новые и новые бестабачные никотиновые продукты также выходят на рынок.

…но глобальное число пользователей SNP остается небольшим

Несмотря на более глобально враждебную среду для THR (Tabacco harm reduction — снижение вреда табака), наш эксклюзивный обзор глобальной распространенности SNP оценивает, что общая цифра составляет примерно 98 миллионов человек, из которых 68 миллионов — вейперы (пользователи ЭСДН). Хотя с точки зрения общественного здравоохранения это хорошая новость, это все еще означает, что после более чем десятилетия доступности продукта есть только девять пользователей SNP на каждые 100 курильщиков.

Что происходит в разных странах?

Наибольшее количество вейперов проживает в США, Китае, Российской Федерации, Великобритании, Франции, Японии, Германии и Мексике. Япония имеет самое большое число пользователей ИНТ, в то время как Швеция и США имеют самое большое число потребителей снюса. Использование SNP сдерживается в таких странах, как Великобритания, Норвегия, Швеция, Исландия и Япония, хотя в последней стране продажи ИНТ замедлились, возможно, из-за того, что число ранних приверженцев (последователей/первопроходцев) достигло точки насыщения.

Факты подтверждают, что менее опасные никотиновые продукты именно таковы — они безопаснее, чем курение

Не существует такой вещи, как абсолютная безопасность, но новые SNP находятся в широком обращении уже более десяти лет, и накопленные доказательства того, что они гораздо менее опасны, чем сжигаемые вещества. Таким образом, с 2018 года не появилось никаких надежных доказательств, чтобы поставить под сомнение широко цитируемый вывод Совета по Общественному здравоохранению Англии о том, что парение (вейпинг/использование ЭСДН), по крайней мере, на 95 процентов менее рискованно, чем курение, и что выбросы представляют незначительную опасность для окружающих и случайных прохожих. Аналогичным образом, относительная безопасность шведского снюса и американских бездымных продуктов не изменилась с 2018 года. Более того, появляется все больше свидетельств того, что использование SNP более эффективно для отказа от курения, чем никотинозаместительная терапия (НЗТ). Это означает, что чрезмерное толкование «принципа предосторожности» (проявление осторожности перед лицом потенциально вредных инноваций), связанного с медицинскими рекомендациями и регулированием в отношении SNP, больше не является приемлемым. Были высказаны и другие опасения по поводу использования SNP. Вводящие в заблуждение данные из США продвигали идею о том, что JUUL был ответственен за эпидемию вейпинга среди молодежи через маркетинг «дружественных к детям» вкусов, в то время как более трезвые оценки показали, что «использование» было очень широко определено, охватывая единичные эксперименты и гораздо более редкое использование «раз от раза». В отношении поражений лёгких и смертей в США (т.н. EVALI) потребители и местные органы здравоохранения (в отличие от федеральных агентств США) быстро разобрались, что эти инциденты вызваны испарением запрещенной (кустарной) жидкости тетрагидроканнабинола (ТГК), а не обычной никотиносодержащей жидкостью.

После десятилетий исследований табака, которые не смогли продемонстрировать неблагоприятное воздействие никотина на развивающийся мозг, недавние заявления об этом эффекте в отношении вейпинга не заслуживают доверия. Не сумев продемонстрировать эффект перехода от вейпинга к курению, анти-THR-агитаторы (хейтеры веупинга) сосредоточились на никотиновой «зависимости». Однако, учитывая отсутствие свидетельств
о физическом и психологическом вреде никотина, опасения по поводу «аддикции» относятся скорее к сфере моральной неприязни, чем к общественному здоровью. Наконец, и без каких-либо доказательств, было заявлено, что вейпинг подвергает пользователей большему риску от COVID-19.

Больше науки не обязательно означает хорошую науку

(Количество не всегда переходит в качество)

С 2010 года наблюдается резкий рост числа исследований по всем дисциплинам, рассматривающих все аспекты использования SNP. Поиск в интернете показал, что с 2007 по 2012 год было опубликовано только 53 научных статьи по вейпингу. К 2020 году число опубликованных работ, охватывающих все виды SNP, превысило 6000. К сожалению, многие из этих исследований страдают методологическими недостатками, вызванными предвзятостью подтверждения (Confirmation bias); лабораторными исследованиями, которые не отражают реальный мир вейпинга; методологиями, не подходящими к планируемым целям исследования; ассоциациями (измышлениями), представляемыми как причинно-следственные связи; и рекомендациями по политике, которые имеют мало или вообще не имеющими отношения к результатам исследования. Одним из печально известных недавних примеров предвзятости подтверждения, приведшей к отказу от публикации в журнале, было исследование, проведенное Университетом Калифорнии, утверждавшим, что вейпинг вызывал проблемы с сердцем у тех, кто был бывшим курильщиком, пока не было обнаружено, что эти проблемы с сердцем предшествовали вейпингу.

Image: Robina Weermeijer on Unsplash

Идею THR продолжают подрывать

Вводящие в заблуждение заявления об эпидемии подросткового вейпинга, трагических смертях от вейпинга, вызванных
незаконным ТГК, и появлении КОВИД-19, все это было легко использовано участниками анти-THR, от якобы «низовых» (grassroots) американских кампаний до национальных и международных медицинских и общественных учреждений здравоохранения. Существуют две пересекающиеся социологические концепции. Во–первых, это роль морального предпринимателя (Моральный предприниматель — это отдельное лицо, группа или формальная организация, которая стремится влиять на группу, чтобы принять или поддерживать норму. Моральные предприниматели — это те, кто играет ведущую роль в маркировке определенного поведения и распространении или популяризации этого ярлыка в обществе), который стремится навязать обществу в целом свою точку зрения, а во-вторых, это эвристика или (опять же) предвзятость подтверждения, когда общественность и пресса не утруждают себя проверкой информации, а просто принимают ее на основе своей внутренней реакции или прошлого опыта.

Моральными предпринимателями могут быть отдельные лица, религиозные группы или официальные организации, которые настаивают на создании или применении своего нормативного взгляда на мир. Такие индивиды или группы также обладают способностью вызывать моральную панику, выражая убежденность в том, что существует угрожающее социальное зло, с которым необходимо бороться, и они не заботятся о средствах достижения желаемого результата.

Моральная паника

Анти-THR нарратив заключается в том, что все явление (предприятие) снижения вреда в целом является заговором со стороны табачной промышленности, преследующим цель создания нового поколения никотиновых «наркоманов», чтобы компенсировать
падение продаж сигарет. В этом «повестке» мало внимания уделяется нынешним курильщикам, чьи проблемы рассматриваются как причиненные ими (курильщиками) самими себе, оставляя им два варианта: бросить курить или умереть. Одним из многих опасных последствий перегретой и вводящей в заблуждение риторики о SNP стало увеличение числа курильщиков (а также некурящих и тех, кто живет с курильщиками), которые теперь считают, что SNP не безопаснее сигарет и даже может быть более опасны. Считается, что активисты анти-THR активисты-«ученые» и чиновники владеют точной информацией и делают ее доступной для общественности и средств массовой информации, которые, в свою очередь, до сих пор воспринимаются как источники информации, которые вряд ли стоит перепроверять или оспаривать.

Source: WHO
Anti-vaping campaign image for the WHO’s World No Tobacco Day 2020

Существует общая антипатия к табачной промышленности, и многие некурящие будут рассматривать вейпинг как то же самое, что и курение, либо на основе существующих предрассудков или кишечных спазмов и/или потому, что они видят людей , выдыхающих облака «дыма» на публике.

Рука руку моет

Действия против ряда SNP и никотина как такового удобно объединять под знаменем «борьбы против табака», которая в большинстве стран пользуется общественной поддержкой. Это позволило активистам НПО (неправительственных организаций) и «ученым» привлечь значительное финансирование от антитабачного мультимиллиардера Майкла Блумберга через Bloomberg Philanthropies (BP). Бенефициарами являются американские НПО, такие как Кампания за детей, свободных от табака Campaign for Tobacco Free Kids (CTFK), Vital Strategies и британское репортерское агентство Bureau of Investigative Journalism, которое использует средства Bloomberg для публикации анти-THR историй.
Агентство Bloomberg также внесло $160 млн в американскую кампанию, направленную на общий запрет ароматизированной никотиновой жидкости. За пределами США Bloomberg финансирует Международный союз по борьбе с болезнями легких и туберкулезом (the Union), а в Великобритании университет Бата (the University of Bath) финансируется для управления деятельностью по борьбе с THR с помощью Tobacco Tactics and STOP, чей modus operandi («образ действия») заключается в запуске атак ad hominem против защитников THR. Инициатива ВОЗ по борьбе против табака
также пользуется существенной финансовой поддержкой Bloomberg, где средства в эти дни, по-видимому, используются для убеждения государств-членов принять законодательство против SNP. По иронии судьбы бенефициарами такой стратегии станут транснациональные табачные компании для которых SNP составляет менее 10% от общего оборота. На самом деле, акции табачных компаний в США и Индии выросли в ответ на новости о предлагаемых запретах на SNP в этих странах.

Глобальные регулятивные меры

На вершине глобального регулирующего дерева находится РКБТ ВОЗ, подписанная и ратифицированная 182 странами, а также директива ЕС по табачным изделиям (TPD), которая касается многих аспектов регулирования табака и SNP в рамках Европейского союза (ЕС). Каждые два года РКБТ проводит конференцию сторон (КС) для обзора
работы РКБТ, в которой принимают участие делегаты подписавших ее государств и «одобренные» неправительственные организации (НПО), входящие в Альянс Рамочной конвенции (ФКА). Следующее совещание (КС9) должно было состояться в ноябре 2020 года, но теперь было отложено до 2021 года. Это мероприятие исключает из участия многие организации, которые поддерживают THR или которые получили какое-либо финансирование прямо или косвенно от табачных компаний. Проект новой редакции TPD ЕС проходит проверку, и его доклад должен выйти в мае 2021 года. Важным вкладом в оценку станет доклад, подготовленный Научным комитетом ЕС по здравоохранению, окружающей среде и новым рискам (SCHEER). Обзор ЕС будет полезен для обсуждения на КС, где Секретариат РКБТ, который управляет договором, уже подталкивает делегатов КС рассмотреть возможность принятия более драконовского законодательства о SNP. Скорее всего, поле битвы будет за запрет большинства вкусов. Это нападение на THR можно рассматривать в свете общей неспособности ВОЗ / РКБТ
и подписавших ее государств контролировать эпидемию курения и политически невозможного варианта подхода к запрету продажи табака. Только Бутан запретил продажу табака, но эта информация широко игнорируется. Многое сделано из нового законодательства, действующего во многих странах, но LMIC имеют мало административных и судебных структур, чтобы обеспечить соблюдение законодательства. Во многих таких странах существуют внутренние трения между правительственными ведомствами, где отечественная табачная промышленность является одновременно важным экспортным сырьевым товаром и одновременно основным источник внутренней выручки (доходов). С точки зрения общественного здравоохранения, многие LMIC будут в настоящее время больше озабочены борьбой с инфекционными заболеваниями, чем проблемами со здоровьем, вызванные курением.

Глобальная картина остается неоднозначной

Уровни контроля SNP сложны и сильно различаются между странами

В то время как регуляторные меры во мире имеют существенное различие, акцент смещается в сторону более запретительного подхода. Кажется, нет никаких сомнений в том, что анти-THR гипербола из США оказала глобальное влияние на политиков и законодателей.

По-прежнему 85 стран не имеют специального законодательства или регулирования в отношении никотиновых продуктов для вейпинга, а 75 стран регулируют продажу никотиновых продуктов для вейпинга; 36 стран имеют запреты (по сравнению с 39 в 2018 году).Шаги в направлении поощрения запрета на ароматизаторы серьезно повредили бы приятию вейпинга потенциальными потребителями, поскольку доступность ароматизаторов является важным определяющим фактором в поощрении курильщиков переключиться и держаться подальше от сигарет.

Есть и хорошие новости

Несмотря на попытки активистов анти-THR подорвать позицию по SNP, Public Health England подтвердила, что вейпинг играет важную роль в оказании помощи курильщикам бросить курить, и, следовательно, медицинские работники нуждаются в обучении использованию устройств для вейпинга. Вейпинг был специально упомянут как часть цели Министерства здравоохранения Великобритании по освобождению от курения к 2030 году. Австралийские правительственные чиновники по-прежнему находятся в тупике из-за продолжающегося фактического запрета.
Однако в январе 2020 года, после тщательного анализа полученных данных, Королевский австралийский колледж врачей общей практики опубликовал новые австралийские рекомендации по прекращению курения в январе 2020 года. Руководящие принципы осторожно одобряют использование никотина в качестве
средства для отказа от курения для курильщиков, которые не смогли бросить курить с помощью доступных методов лечения, если
они обращаются за помощью к своим врачам, чтобы начать использовать ЭСДН. Это согласуется с решением Королевского Австралийского и новозеландского колледжа психиатров признать в 2018 году вейпинг менее рискованым, чем курение, в то время как Королевский Австралоазиатский колледж врачей (Royal Australasian College of Physicians) теперь признает ценность вейпинга как части стратегии отказа от курения.

Image: Filip Mroz on Unsplash

Судебные органы Швейцарии (2018) и Квебека (2019) вынесли решения против соответствующих правительственных ограничений на SNP, в то время как правительство Новой Зеландии потерпело свое собственное судебное поражение в марте 2018 года. Однако правительство Новой Зеландии (и канадского федерального правительства, а не провинций), по-видимому, принимает более прагматичный и соразмерный ответ на SNP, чем во многих других странах. Даже в США Управление по контролю за продуктами питания и лекарствами (FDA) признало ценность THR,
дав маркетинговое одобрение нагретому табачному продукту IQOS и snus как продуктам с более низким риском курения. В основе решения FDA лежат существенные научные и клинические доказательства, представленные PMI (IQOS) и Swedish Match USA (snus), которые должны привлечь больше внимания со стороны научных и общественных сообществ здравоохранения. FDA пришло к своему знаковому решению, основываясь на этих доказательствах, поэтому они не могут быть отклонены на основании его отраслевого происхождения.

THR и право на здоровье

Концепция права некурящих на здоровье – особенно случайных прохожих и детей – лежала в основе развития борьбы против табака на протяжении 1980-х и 1990-х гг. Участники кампаний, особенно в США, видели себя воинами (в отношении пассивной опасности курения), борющимися с экономическими и политическими интересами табачных компаний. Подкрепленные доказательствами ощутимого ущерба, причиняемого курением, и растущими усилиями по запрету курения в общественных местах, участники кампании захватили моральную высоту, поскольку курильщики стали новыми социальными париями.

Ситуация в корне поменялась; те, чьи права теперь нуждаются в защите, — это те, кто хочет избежать курения и вместо этого стремится использовать более безопасные продукты. Снижение вреда как общественное движение возникло из работы активистов по борьбе с наркотиками и ВИЧ, которые сосредоточились на праве на
здоровье, и никто не будет оставлен в стороне.

Однако курильщики остаются в стороне, в первую очередь те, кто имеет низкие доходы, живет в нищете и лишениях во всем мире, не имея привлекательных и эффективных путей выхода из курения, кто курит больше всего и, следовательно, больше всего страдает от связанных с курением болезней и смертей. Все многообразие маргинализации, дискриминации и изоляции приводит к очень высокому уровню курения в общинах коренных народов и ЛГБТК+ (LGBTQ+), среди заключенных, бездомных и тех, кто страдает психическими расстройствами, зависимостью от наркотиков и алкоголя.

Image: blvdone on Adobe Stock

Женщины — это еще одна скрытая проблема человеческой популяции. Во всем мире курит меньше женщин, чем мужчин, но особенно в LMIC, мужчины, как правило, являются основными кормильцами, оставляя больше женщин дома заботиться о семье. Потеря целого семейного дохода из-за смерти мужчины от болезни, связанной с курением, ставит женщин и их семьи в еще более опасное экономическое положение. Однако мантра «никто не оставлен в стороне» уже давно закреплена в международных конвенциях и продолжает оставаться таковой. Снижение вреда находится на стыке общественного здравоохранения и прав человека. В статье 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (International Covenant on Economic, Social and Cultural Rights), принятого Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 16 декабря 1966 года, говорится о праве каждого человека на достижение наивысшего уровня физического и психического здоровья.

Как дело социальной справедливости, отстаивающее интересы людей, которые часто находятся в наиболее неблагоприятном положении и маргинализированы в обществе, THR заслуживает своего места в качестве проблемы прав человека.

THR предлагает глобальную возможность для одной из самых драматических инноваций в области общественного здравоохранения когда-либо бороться с неинфекционным заболеванием и с минимальными затратами для правительств.

Во времена COVID-19, когда глобальные системы здравоохранения и государственных финансов растянуты до критической точки и могут не восстановиться в течение некоторого времени, императив двигаться вперед с THR никогда не был более настоятельным.

Путь развития

Впервые сейчас появился широкий спектр положительных стимулов для людей отказаться от курения, а не просто набор сдерживающих факторов. THR, через SNP, предлагает беспрецедентную стратегию выхода, которая, как было показано, приемлема для курильщиков и с минимальными затратами для правительств.

Оставив надежду, реальность такова, что контроль над табаком может когда-нибудь помочь только уменьшить вред, поэтому аргументы в пользу снижения вреда всегда были основами миссии в отношении табака, в то время как появилась реальная возможность существенно подкрепить полезные результаты общественного здравоохранения.

Выводы и рекомендации

В настоящем докладе основное внимание уделяется THR и выгодам для общественного и индивидуального здоровья от наличия
доступных, подходящих и приемлемых безопасных альтернатив сжигаемым табачным изделиям. Оно также фокусируется на правах курильщиков, которым нужна возможность отказаться от курения, и тех, кто выбрал более безопасные альтернативы.

Image: Google

Выводы

  • Почти 8 миллионов человек ежегодно умирают от болезней, связанных с курением.
  • Восемьдесят процентов курильщиков в мире живут в LMIC, но имеют наименьший доступ к недорогому SNP.
  • Согласно прогнозам, к 2100 году от болезней, связанных с курением, умрет один миллиард человек.
  • Уровень курения снижается в более богатых странах на протяжении десятилетий, но темпы снижения замедляются.
  • С 2000 года общее число курильщиков в мире не изменилось и составляет 1,1 миллиарда человек, а в некоторых более бедных странах оно будет расти в связи с ростом численности населения.
  • Непосредственный способ сократить смертность, связанную с курением, заключается в том, чтобы сосредоточиться на нынешних курильщиках.
  • Данные по SNP показывают, что они значительно безопаснее сжигаемого табака, как для курильщиков, так и для окружающих, и способствуют оказанию помощи тем, кто хочет бросить курить.
  • Общественное приятие SNP было ориентировано на потребителя с нулевыми или минимальными затратами для правительств.
  • SNP обладают потенциалом для существенного сокращения глобального числа смертей и болезней от курения, а также для осуществления глобальной революции в области общественного здравоохранения.
  • Прогресс в приятии SNP был медленным. По нашим оценкам, 98 миллионов человек во всем мире используют SNP-включая 68 миллионов вейперов — что составляет всего девять на 100 курильщиков (меньше в LMIC). Существует настоятельная необходимость в расширении масштабов снижения вреда табака.
  • Многие хорошо финансируемые национальные и международные НПО, учреждения общественного здравоохранения и многосторонние организации ошибочно рассматривают THR скорее как угрозу, чем как возможность.
  • Многие американские и финансируемые США организации создали панику по поводу молодежи и вейпинга, по поводу ароматов и вспышки легочных заболеваний, затмевая реальную проблему общественного здравоохранения, которая заключается в том, чтобы убедить взрослых курильщиков переключиться.
  • Почти полная монополия на международное финансирование борьбы против табака остается за американскими фондами — филантрокапитализм — исказил международную и национальную реакцию на курение. Интересы доноров часто исключают другие варианты политики, оказывая скрытое, но негативное воздействие на политику здравоохранения, особенно в LMIC.
  • Усиливающийся запретительный акцент чреват многими последствиями, в том числе тем, что нынешние курильщики могут решить не переключаться, нынешние пользователи SNP могут вернуться к курению, а также ростом нерегулируемых и потенциально небезопасных продуктов.
  • По-прежнему информационное пространство наводнено огромным количеством результатами плохопроведенных исследований и испытаний, которыми потом оперируют в анти-THR посылах.
  • Одной только Инициативы ВОЗ MPOWER будет недостаточно для ускорения прекращения курения – самая слабая область достижения это «О» – предложение помощи – которая также является самой дорогой для правительств.
  • Снижение вреда заложено практически во всех областях деятельности ВОЗ, за исключением табака.
  • Отрицая роль THR, ВОЗ действует вопреки принципам и практике, закрепленным в ее собственных обязательствах по укреплению глобального здравоохранения и в международных конвенциях, касающихся права на здоровье, в том числе в статье 1 (d) РКБТ.
  • Более богатые страны были основными бенефициарами THR. Многие LMIC остаются позади из-за сочетания запретительной политики и отсутствия надлежащих, приемлемых и доступных альтернатив горючему табаку.
  • Те, кто больше всего пострадал от политики борьбы против табака, были подвергнуты стигматизации и исключены из обсуждения политики. Хорошее общественное здравоохранение вовлекает пострадавшее население. Лозунг «ничего о нас без нас» занимает центральное место в THR, как и в любой области общественного здравоохранения.

Рекомендации

  1. Основная цель борьбы против табака должна состоять в том, чтобы предложить нынешним курильщикам подходящую стратегию отказа . Нынешний прогнозируемый ущерб от курения может быть предотвращен только путем ускорения перехода от курения устоявшихся курильщиков.
  2. Снижение вреда должно быть должным образом определено сторонами РКБТ, чтобы спрос шел рука об руку с сокращением предложения. Оно должна применяться повсеместно, и ни один человек, группа или сообщество не должны быть исключены.
  3. ВОЗ должна играть ведущую роль в поощрении сторон, подписавших РКБТ, в более сбалансированном подходе с точки зрения на потенциал SNP, как потенциального стимула отказа от сжигаемых продуктов. Нынешнее толкование статьи 5.3 РКБТ сдерживает открытые дебаты по существу SNP. Для оценки достоинств новых технологий и продуктов, основанных на научных принципах, а не на идеологии, необходим новый инклюзивный подход с участием всех заинтересованных сторон без исключения.
  4. Доступ к SNP должен быть правом для всех потенциальных бенефициаров независимо от пола, расы, социальных или экономических обстоятельств.
  5. Благополучие потребителей должно быть в центре международного планирования и политики.
  6. Альянс НПО по Рамочной конвенции (The Framework Convention Alliance of NGOs) должен активно взаимодействовать с максимально широким спектром НПО, ориентированных на THR, включая организации по защите прав потребителей.
  7. Компании, производящие SNP, должны стремиться охватить наибольшее число курильщиков во всем мире соответствующими и доступными продуктами.
  8. Роль правительства должна заключаться в том, чтобы ускорить переход от курения, а не в том, чтобы создать препятствия на пути тех, кто хочет использовать SNP.
  9. Не следует предпринимать никаких действий, которые имеют следствием предпочтение курения перед SNP, например, сделать SNP более трудным для получения и использования, чем сигареты, или через неблагоприятные цены (например, через налоги).
  10. Все те, кто имеет право формулировать политику в отношении SNP, должны принимать во внимание текущие данные, а не выбор в пользу готовых рекомендаций от мультилатеральных и филантропических организаций.
  11. Правительства должны обеспечивать безопасность потребителей в отношении SNP, основываясь на стандартах безопасности, доступных через международные, региональные и национальные органы.
  12. Курильщики имеют право на научно обоснованную информацию о потенциальных преимуществах перехода от курения на SNP.
  13. SNP должен контролироваться и регулироваться как потребительские товары, и потребители должны будьте уверены в качестве продуктов, которые они используют.
  14. Наличие выбора вкусов в SNP является важным аспектом решения в отказе от курения и во избежание рецидива. Запрет ароматизаторов является контрпродуктивным для положительных результатов общественного здравоохранения.
  15. Нет никакого определенного риска «пассивного парения» для случайных прохожих (окружающих). Коммуникация в области общественного здравоохранения должны объяснить, что вейпинг это не курение, и в конечном счете решение о контроле за вейпингом в конкретных местах должно быть оставлено для отдельных организаций и предприятий, а не через полный запрет государственными органами.

Два года, прошедшие с момента последнего издания этого доклада, были очень трудным временем для THR. По оценкам, 1,1 миллиарда курильщиков во всем мире заслуживают лучшего положения и лучших вариантов существования. Мы должны ускорить исчезновение сжигаемых продуктов и поощрять использование более безопасных негорючих способов потребления никотина. Данные из нескольких стран показывают, что наличие SNP помогает людям отказаться от курения. Во всем мире прогресс идет медленно, и те, кто использует SNP, все еще составляют небольшую часть от тех, кто курит. Продукты для вейпинга существуют на рынке всего около 12 лет, а ИНТ — гораздо меньше, хотя использование снюса уходит вглубь веков. Исторически, изменения в потреблении никотина занимают несколько десятилетий. Последним прорывным нововведением было изобретение машины для скручивания табака еще в 1880-х годах, но потребовалось около 60 лет, чтобы машина для скручивания сигарет вытеснила большинство других форм потребления табака в более богатых странах. Однако мы не можем ждать 60 лет. Мы знаем, что SNP именно таковы — безопаснее, чем получение никотина в результате сжигая табака. Мы знаем, что люди хотят использовать эти продукты. У нас есть доказательства из многих стран, что THR работает. Препятствиями являются богатые фонды с близоруким взглядом на борьбу против табака и международные организации, придерживающиеся узкого взгляда на то, что можно сделать. В этой области слишком много страха, ненависти и личной заинтересованности. Эти организации быстро оказываются не на той стороне истории. Нужно гораздо больше честолюбия в отношении того, что можно сделать, и здоровая доза сострадания. В течение 1980-х годов политика в области общественного здравоохранения вышла за рамки борьбы с инфекционными заболеваниями и охватила более широкие аспекты профилактики посредством укрепления здоровья.
В ноябре 1986 года ВОЗ созвала первую международную конференцию по укреплению здоровья, состоявшуюся в Оттаве, Канада. В результате появился пятистраничный документ под названием Оттавская Хартия, в котором укрепление здоровья определялось “как процесс, позволяющий людям усилить контроль над своим здоровьем и улучшить его”. Далее подчеркивалось, что, «Укрепление здоровья фокусируется на достижении равенства в области здравоохранения. Деятельность по укреплению здоровья
направлена на уменьшение различий в текущем состоянии здоровья и обеспечение равных возможностей и ресурсов… люди не могут полностью реализовать свой потенциал здоровья, если они не в состоянии взять под контроль те вещи, которые определяют
их здоровье”. Обязательства, взятые участниками конференции, включали:

  • «препятствовать распространению вредной продукции»;
  • преодолевать разрыв по показателям здоровья между отдельными сообществами и внутри них, и сокращать неравенства в отношении здоровья, порождаемые правилами и нормами этих сообществ”;
  • «признавать, что главный ресурс здоровья – это люди, всемерно поддерживать их стремление к поддержанию своего здоровья и своих близких, привлекая в этих целях финансовые и иные ресурсы, а также признать, что основное право голоса в вопросах, касающихся здоровья, условий жизни и благополучия жителей принадлежит местным сообществам».

Снижение вреда табака — это хорошее общественное здоровье и укрепление здоровья людей, которые как и все имеют значение: в том числе курильщиков и тех, кто выбрал альтернативы. Это изменение, направленное от уровня сообществ пользователей и выше — потому что это люди, которые занимаются снижением вреда, а не эксперты.

О докладе

Это второе издание доклада о глобальном состоянии снижения вреда табака, впервые опубликованного в 2018 году. Этот доклад черпает свое вдохновение из глобальных положений о снижении вреда, опубликованных организацией Harm Reduction International (HRI). Кроме того, публикуемый раз в два года доклад HRI отслеживает прогресс во внедрении мероприятий по снижению вреда от наркотиков, таких как опиоидная заместительная терапия, обмен игл и средства профилактики передозировки, также известные как комнаты потребления наркотиков. В этом же ключе в настоящем докладе представлен прогресс (или иной) в глобальных, региональных и национальных изменениях в области доступности и использования SNP, меняющихся нормативных ответных мерах, а также последние данные о более безопасных никотиновых продуктах и здоровье. Мы также уделяем особое внимание тем, кого в докладе
называют «оставленными в стороне» – группам и общинам во всем мире, которые курят на гораздо более высоком уровне, чем остальная часть общества, чтобы справиться с множеством экономических, социальных и личных проблем. Поскольку окружающая среда для THR стала еще более токсичной с момента нашего последнего
доклада, на этот раз мы обратили наше внимание на механизмы хорошо организованной и хорошо финансируемой глобальной кампании, стимулирующей все более запретительный ответ на SNP. Информация, содержащаяся в докладе, будет полезна политикам, аналитикам политики, потребителям, законодателям, гражданскому обществу и многосторонним организациям, средствам массовой информации, работникам общественного здравоохранения,
ученым и клиницистам, а также производителям и дистрибьюторам.

Терминология

Существует несколько терминов для продуктов снижения вреда табака (THR), включая альтернативные никотиновые продукты, новые или инновационные никотиновые продукты, модифицированные или продукты с пониженным риском, менее вредные, со сниженным риском или менее рискованные продукты и электронные системы доставки никотина (ENDS). В настоящем докладе термин «безопасные никотиновые продукты» (SNP) используется в качестве собирательного выражения для вейпинга, нагревательных табачных устройств и шведского снюса, а также некоторых других более безопасных форм бездымного табака. Мы обосновываем это тем, что фактические данные свидетельствуют о том, что эти продукты представляют значительно меньший риск, чем сжигаемые табачные изделия. За пределами вопросов семантического удобства стоит вопрос технической точности. В отличие от предыдущего отчета, если только мы не ссылаемся на другие источники, мы не используем термин «электронная сигарета»,
а используем устройства или продукты для вейпинга. Хотя термин «электронная сигарета» широко используется и легко понимается, его слишком легко спутать с идеей курения сигареты и
многие вводящие в заблуждение сообщения общественного здравоохранения ссылаются на опасность «курения
электронных сигарет». Самое главное новшество вейп-устройств заключается в том, что они специально не выделяют опасного токсичного дыма, но существенно более безопасный пар. Следуя тому же принципу, мы выбрали термин «травма легких, связанная с витамином Е » (VITERLI), а не более широко понимаемую ЭВАЛИ (электронная сигарета или травма легких при парении), которая неверно связывает вспышку травмы легких с парением
никотиновой жидкости. В докладе также теперь говорится о нагреваемых табачных устройствах или продуктах (ИНТ)
а не об устройствах H’n’B.

Ограниченность данных

Были предприняты все усилия для того, чтобы представить самые последние и последовательные данные по всем разделам настоящего доклада. Однако здесь есть множество пробелов и предостережений, которые следует подчеркнуть:

  • Существует нехватка информации о распространенности использования SNP ,и в странах, которые проводят обследования, с 2018 года было мало обновлений.
  • Многие страны не располагают достаточной информацией о распространенности курения и его последствиях для здоровья.
  • Большая часть данных о потребителях, рынках и продуктах не появляется в открытом доступе – они не публикуются компаниями, поскольку считаются «коммерчески чувствительными», и часто доступны только по высокой цене от компаний, занимающихся анализом рынка.
VIDA News Live: Global State of Tobacco Harm Reduction Report

Добавить комментарий