Возвращение к табаку и черный рынок никобустеров

Владельцы электронных сигарет обнаружили, что в России больше невозможно купить крепкие жидкости или какие-либо картриджи. Насколько новые меры способствуют борьбе с курением? В этом вопросе разбирается в своем репортаже корреспондент радиостанции BFM.RU Андрей Ромашков

Примечание: Указание госпожой Халтуриной конкретной марки, на которую были направлены конкретные ограничительные меры, должно послужить началом антимонопольного и антикоррупционного расследования в отношении субъектов права данной законотворческой инициативы, включая Минздрав, Комитет по охране здоровья ГД и непосредственно Российской антитабачной коалиции (и прочая, прочая от которой выступают глашатаи антитабачных мер в лице Д.Халтуриной). В действительности все меры принятые в рамках 303-ФЗ укрепили позицию табачной продукции, в том числе и инновационной, и кратно увеличили «диванный рынок» никотин(о)содержащей продукции.

Новая редакция закона «Об охране здоровья граждан от табачного дыма и последствий потребления табака» вступила в силу около месяца назад, но в полной мере значение поправок вейперы почувствовали только сейчас — в отличие от сигарет, жидкости многие покупают крупными партиями, чтобы не ходить два раза. Теперь, как с удивлением выясняют многие парильщики, у которых закончились запасы, в России вообще невозможно приобрести для своей электронной сигареты жидкость крепче 20 мг/мл.

На обычных сигаретах крепость больше не маркируют, но в историческом контексте это можно сравнить с принуждением всех курить только ультралайт. Повысить крепость жидкости под свои вкусы тоже нельзя — так называемые никобустеры запрещены в принципе.

То же касается и практически любых сигарет со сменными картриджами вроде Juul или Pons — для экономии размера в них использовалась жидкость с высокой концентрацией, а для соблюдения новых норм картриджи пришлось бы делать размером со всю сигарету. О причинах и целесообразности такого запрета Business FM спросила сопредседателя Российской антитабачной коалиции Дарью Халтурину:

Дарья Халтурина, сопредседатель Российской антитабачной коалиции: «Эта мера направлена в основном против одного производителя — это Juul. Дело в том, что Juul — специальная патентованная формула, где используется не никотин в чистом виде, а соли никотина. И, на наш взгляд, это быстрее способствует формированию зависимости. В Европе запрещена реализация этих вейпов с картриджами с содержанием никотина более 20 миллиграммов, как это было сделано в России. Но мы не видели такой эпидемии употребления электронных сигарет у подростков в ЕС. Мы просто повторили меру ЕС. Результат уже есть. Juul сказал, что сворачивает всю розничную продажу в РФ, и мы рассчитываем, что это будет способствовать сокращению эпидемии вейпинга в России, которая потом переходит на сигареты».

В Евросоюзе ограничения на крепость жидкостей действуют с 2014 года — лимит такой же, 20 мг/мл. Правда, сравнить эффективность решения может быть сложно. Во-первых, для европейцев издержки перехода обратно на табак довольно высоки — табачная продукция стоит в два-три раза дороже, чем в России. Во-вторых, жесткое регулирование позволяет практически исключить образование черного рынка. К сожалению, этого нельзя сказать о России. Комментирует главный редактор отраслевого информагентства «Русский табак» Максим Королев:

Максим Королев, главный редактор отраслевого информагентства «Русский табак»: «Содержание никотина — ключевой фактор для многих, потому что они именно в поисках никотина переходят с обычных сигарет на электронные. Запрет как раз уже привел к росту потребления обычных сигарет. Люди возвращаются, и потребители будут получать не только свой никотин, но и канцерогены от табачного дыма. Второе — это благоприятные условия для черного рынка, для нелегального рынка. Возникать ему не придется, он уже существует. Как только с 2016 года эта продукция стала подакцизной, тут же появился черный рынок. Сейчас он получает импульс развития. Потому что, естественно, нелегалы не будут соблюдать требования нового закона про 20 миллиграммов. В лучшем случае, вернее, не знаю, можно ли это лучшим назвать, они изменят этикетку, а сама продукция будет та, которую получал потребитель до запрета».

Два года назад в США было зафиксировано более 2800 случаев госпитализации вейперов с химическими ожогами легких. Вероятной причиной называли потребление кустарных жидкостей с добавлением каннабиноидов. Если черный рынок товаров для вейпинга в России действительно достигнет больших размеров, это может представлять для здоровья потребителей чуть ли не большую угрозу, чем контрафактная табачная продукция. И это не считая очевидных последствий — возвращения части курильщиков, которые успешно слезли с табака, обратно в его объятия.

One Reply to “Возвращение к табаку и черный рынок никобустеров”

Добавить комментарий